+7 (4212) 23 46 37

+7 924 219 7911

Хабаровск, ул. ДОС, 53 / 36

Дорогие педагоги и директора школ! Это не ваша война

Дорогие педагоги и директора школ! Это не ваша война

В декабре 2018 года вышел новый федеральный перечень учебников. В перечне много сюрпризов. Многие популярные учебники в него не попали. Степень изменения ФПУ для многих педагогов сравнима со стихийным бедствием, революцией или катастрофой. Министерство просвещения объясняет это свое управленческое решение заботой об улучшении качества содержания образования. Учителей в очередной раз не спросили. Что делать, если учебник, по которому вы работаете много лет, вдруг перестал быть легитимным?

Управлять неживыми объектами легче, чем живыми. Все неживое более послушно и предсказуемо, не дает резкой обратной связи. Но в образовании за неживым всегда стоит живое. За смарт-досками, компьютерами, столами, обедами и учебниками стоят люди — учителя и ученики. Поэтому любое управленческое решение в образовании имеет множество скрытых рисков.

Яркий пример — обнародованный в последние дни прошлого года (если быть точными, 28 декабря) новый федеральный перечень учебников. Кажется, решение касается материальной базы — ан нет, оно бьет по всему образовательному процессу. Постараемся понять, как это получается и что мы можем сделать, чтобы наше живое не пострадало от «неживых» управленческих решений.

Что же произошло?
Последствия нового ФПУ для школ, для педагогов, для учеников

Выход в свет нового ФПУ — как оружие массового поражения — нанес удар по всем без разбору, в том числе и по «мирным жителям», то есть педагогам и ученикам. И, по самым скромным первичным подсчетам, поражение действительно массовое.

Не менее 20% всех учителей-предметников России (а это примерно 228 тысяч человек) столкнутся с проблемой смены учебной линии в период с 2019 по 2021 год.

ОПРОС УЧИТЕЛЕЙ И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АДМИНИСТРАЦИИ ШКОЛ

Опрос учителей

Опрос проводился в феврале 2019 г. в течение одной недели через онлайн-платформу rosuchebnik.ru. На вопросы анкеты ответили 6693 учителя-предметника и руководителя школ России.

Соответственно, миллионы учеников должны будут также «пересесть» на новые учебники. Особенно рисковым это мероприятие представляется для тех, кто в будущем готовится к ГИА. Курс практически пройден, а систематизировать знания — как? На материале совершенно нового УМК? Плюс принятие нового ФПУ совпало с годом, когда страна переходит в 9-х классах на ФГОС второго поколения: то есть все ученики с 5-го по 8-й класс уже работают по ФГОС второго поколения, остался последний год на уровне основного образования, чтобы полностью внедрить ФГОС, и вот в этот год вводят новый перечень учебников, ломающий большое количество линий. Под угрозой качество работы на протяжении четырех лет.

Переход на новый ФПУ означает 13,8 млрд рублей дополнительных затрат государства на обновление школьных библиотечных фондов. Тонны отличных книг, еще не изношенных, будут списаны, а на их место придут новые учебники. Предметы, которых больше всего коснется проблема смены учебников и УМК, — география, биология, химия, английский язык, а в особенности — технология и ОБЖ (абсолютно всем ученикам в основной школе придется в ближайшее время заменить учебники).

Но это в целом, а в частности — для каждого педагога история с вычеркиванием из списка его рабочего учебника имеет свои очень серьезные последствия.

Прежде всего перед педагогом встает дилемма: доучивать сколько возможно по привычному учебнику или переходить прямо сейчас на новую линию УМК

ЕСЛИ УЧИТЕЛЬ РЕШИТСЯ СМЕНИТЬ ЛИНИЮ УМК, он получает, пожалуй, самую большую головную боль из всех возможных, а именно:

Риск перехода на новый УМК для детей. Дети, привыкшие к определенной манере подачи материала, дают обратную связь в виде снижения успеваемости при переходе на другие учебники. За неудачами всегда есть риск падения мотивации, а уж без мотивации давать детям знания сложно. Таким образом, педагог должен быть готов к такого рода «аллергии» на новый УМК и как можно бережнее вводить его в образовательный процесс.

ЕСЛИ «ДОУЧИВАТЬ» ПО ПРИВЫЧНЫМ УЧЕБНИКАМ:

Учитель имеет право. В приказе ФПУ-2018 обозначен срок, в течение которого школа имеет право использовать учебники из предыдущего перечня, не вошедшие в новый. Три года! Три года можно работать с учебниками, которые вы считаете правильными для вашего класса. Тем более, кто может знать, какие учебники окажутся в перечне через год, два, три? Многие ушедшие из перечня 2013 года учебники оказались реабилитированными — вернулись в перечень 2018 года. Оправдают ли себя все усилия педагога, насильно пересадившего себя с любимого УМК на другой, пусть даже, как говорят, самый лучший, если через некоторое время проверенный многолетним опытом учебник будет реабилитирован, а новый уйдет из перечня? А именно такие случаи сейчас происходят от перечня к перечню.

Проблемы с закупкой учебников. «Разжалованные» из учебников в учебные пособия нужные книги уже не так просто закупить за бюджетные деньги. Не у всех регионов есть достаточно денег, чтобы покрыть возросшие потребности в учебниках и пособиях. Пособия по определению — на вторых ролях.

Администрация школы. Зачастую администрация школы принимает рекомендации за директивы: готова «сотрудничать» скорее с государством, чем с педагогом и семьями. Сказано новый печень, значит, новый! Но мы надеемся, что этого учителю удастся избежать. В любом случае, какое бы решение ни было принято об изъятом УМК, администрации школы потребуется оказывать всестороннее содействие либо по добыче изъятого учебника, либо по освоению нового УМК педагогами.

Последствия нового ФПУ для образования в целом

Федеральный перечень — это двуединая задача: обеспечение гарантии качества общего образования для каждого ученика и обеспечение единства образовательного пространства для реализации задач, входящих в сферу интересов государства в целом.

 

Эти две задачи часто входят в противоречие. И государству необходимы компетенции тонкого управления, потому что образование — это не то, что насаждается в ребенка извне даже из самых хороших побуждений и для реализации самых высоких целей, а то, что случается внутри каждой личности. Образование — это сотрудничество, в котором трудно переоценить роль самостоятельности педагога, обеспечиваю- щей его личностное участие в образовательном процессе. Только личность может воспитать личность.

Но по мере вычеркивания допустимых УМК из федерального перечня учитель все больше чувствует себя посаженным в комнату с опускающимся потолком: того нельзя, этого не брать; еще немного — и придется ходить согнувшись! Когда-то в конце девяностых в России действительно стало издаваться много учебников по всем предметам. Да, их было много, и педагогу было сложно сориентироваться в потоке авторов и методик. И, возможно, тогда некоторые учебные издания были не самого высокого качества. Но у учителя был выбор. Возможность выбора — главная возможность становления педагога как профессионала, выстраивающего пространство для становления учеников в предмете и вообще в жизни.

Сегодня нас подталкивают к монополии в самом широком смысле слова. Монополии мышления (все и всех учат по одной и той же книге), монополии действия (единый учебный план на всю страну, день в день), монополии книгоиздания. При этом все это выдается за заботу о качестве: мы ведь для детей работаем, тут все должно быть высшего сорта. Одного-единственного, без выбора и вариантов, но якобы самого лучшего. Еще никогда в истории человечества не было создано вот этого «одного-единственного идеального» вне конкуренции, вне участия самых разных сторон и вне возможности выбирать — влиять на постоянно возобновляющийся процесс поиска этого идеального. Для образования это еще более верно по самой сути образования как воспитания личности. Образовательный процесс заканчивается, когда попадает в прокрустово ложе несобственных решений его участников.

Как сказано выше, новый федеральный перечень по неясным основаниям снижает возможность выбора у почти четверти учителей страны. В каждом управленческом решении в образовании должно быть больше педагогики, чем управления. Наша пропорция несколько иная: здесь есть много управления, немало коммерции и совсем неочевидная педагогическая составляющая.

Перечень вызвал подлинное изумление у педагогов, директоров школ, авторов учебников и книгоиздателей

ЛОГИКА ИЗЪЯТИЯ. Решения о включении и изъятии учебников из перечня удивляют своей непоследовательностью. Все линии системы учебников для 1–4-х классов «Начальная школа XXI века» вошли в список — кроме литературного чтения и ОРКСЭ. В результате — разрушение системы и дополнительная головная боль учителю. И таких примеров в новом перечне много.

МЕХАНИЗМ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ. Сама процедура принятия ФПУ вызывает сомнения у ряда экспертов. Согласно протоколу заседания научно-методического совета по учебникам при Министерстве просвещения, некоторые линии учебников с отрицательным заключением экспертной комиссии оказались в перечне, а те, по которым были только положительные заключения, оказались изъяты из него. Красноречивый пример — линия УМК для 2–11-х классов по английскому языку Rainbow English: осталась только начальная школа — 2–4-е классы. Учебники для 5–11-х классов вылетели, притом что заключения были положительными. То есть вылетели из ФПУ по неясным причинам. Вот уже несколько недель книгоиздатели и эксперты вынуждены разводить руками на справедливые вопросы «Почему учебник N выпал из перечня?»: экспертизу прошли, результаты обучения по ним прекрасные, соответствие ФГОС констатируют все методисты, а учебник не в перечне. Загадка…

ПРОЗРАЧНОСТЬ. И еще одно обстоятельство. На этот раз стандартная процедура из трех экспертиз неожиданно оказалась дополненной еще одной экспертизой, заказанной министерством. Российская академия образования провела анализ этой экспертизы. Заключение РАО: процедура не отвечает заявленным стандартам качества! И все-таки окончательный вариант перечня определила именно эта дополнительная экспертиза.

НЕБРЕЖНОСТИ, ВЫДАЮЩИЕ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ. В новом ФПУ — россыпь технических ошибок: неточности в инициалах, именах и фамилиях авторов, не до конца прописанный состав авторских коллективов. И это не мелочи, так как все госзакупки проводятся согласно строгой документации, с учетом ранее заключенных авторских договоров, а это значит, что неаккуратность в перечислении авторов учебника, к примеру, может быть серьезным препятствием для покупки этого учебника на бюджетные деньги. Еще далеко не везде указано количество частей учебника; это тоже беда, так как, если иное не указано, органы контроля считают, что учебник имеет одну часть. И в рамках бюджетной закупки вы получаете набор первых томов учебника по русскому языку, — а как же том два? Неизвестно. Зато известно, что в таком случае закупка второго тома по закону может караться штрафом. Книгоиздатели направили в министерство длинные списки поправок и уточнений.

Слово редактора. Артем Соловейчик. «Учебник в школе»

Оцениваем обстановку в сообществе

В феврале в течение одной недели на портале корпорации «Российский учебник» проходил добровольный опрос учителей и представителей школьной администрации. На вопросы анкеты ответили 6693 человека. Результаты опроса таковы:

В феврале в течение одной недели на портале корпорации «Российский учебник» проходил добровольный опрос учителей и представителей школьной администрации. На вопросы анкеты ответили 6693 человека. Результаты опроса таковы:

  • Недовольны изменениями, прошедшими в ФПУ — 64% директоров школ;
  • Считают процедуру принятия нового ФПУ непрозрачной и необъективной — 76% директоров и 66% учителей-предметников;
  • Хотят, чтобы в ФПУ вернулись изъятые в 2019 году учебники — 85% директоров и 77% учителей-предметников;
  • Уверены, что изменения в ФПУ негативно повлияют на их работу — 69% директоров и 54% учителей-предметников. При этом и те и другие прогнозируют, что в связи с изменениями в перечне у учащихся снизятся образовательные результаты, усложнится работа учителя, увеличатся расходы бюджетных средств.
  • Наконец, 93% всех директоров школ, прошедших опрос, не хотят переходить с выпавшей из перечня линии УМК на какую-либо другую. Из них 23% собираются искать любой легальный способ продолжить работу по старому учебнику, еще 18% предпочтут подождать нового перечня (у нас есть всего три года, но они наши: имеем полное право продолжать курс).

Другие варианты ответов: «затрудняюсь ответить», «не хочу менять линию, но придется», «а что делать — ведь все равно через три года будем обязаны».

Здесь важно задать себе вопрос: а точно ли придется? Точно ли будем обязаны? Где заканчиваются факты и начинается наша усталая покорность? Самое главное — действительно ли возможно угодить системе, прямо сейчас ответив сменой УМК на новые, пока еще одобренные?

Дорогие педагоги и директора школ! Это не ваша война. Это война государства с бизнесом, унитаризма с многообразием, резких управленческих решений с заботливыми сервисами. Ваши книгоиздатели осознают ответственность за ваш комфорт и ваш выбор их учебников. Они сделают все возможное, чтобы вы не пали жертвами этой войны.

Консолидируемся. Ищем решение

Что можно сделать педагогам и директорам школ прямо сейчас?

СОХРАНЯТЬ СПОКОЙСТВИЕ. У нас есть три года, чтобы довести все классы, не меняя УМК. Эти три года нужно использовать по максимуму, а поэтому не стоит совершать резких движений и срочно переходить на новые линии УМК.

ИЗЫСКАТЬ СПОСОБ ПОЛУЧИТЬ НУЖНЫЕ УЧЕБНИКИ ЗА БЮДЖЕТНЫЕ ДЕНЬГИ.Воображение рисует страшные картины о сжигаемых тоннах учебных книг — но на самом деле все они скорее всего есть на складах издательств. Не спешите сокрушаться, что в статусе учебных пособий книги окажутся недоступны. Обязательно и как можно скорее наведите в издательствах справки о наличии нужных вам учебных пособий — и о том, каким образом можно их получить.

НЕ СТЕСНЯТЬСЯ ПРОСИТЬ О ПОМОЩИ. Обратитесь в районные методические центры, в издательства: вам расскажут, какой судьбы изъятых линий УМК можно ожидать, как и на какую линию лучше всего осуществить переход, как добыть книги, нужные для завершения курсов. Вы не одни: мы все готовы поддержать вас в этой ситуации управленческой катастрофы.

Так, корпорация «Российский учебник» уже развернула свой «полевой госпиталь» для преодоления сложностей в связи с новым федеральным перечнем. Вероятно, ее примеру последуют и другие издатели.

Во-первых, на сайте корпорации открыта горячая линия методической помощи:специалисты рассказывают учителям, какие линии учебников уцелели, как можно с минимальными потерями продолжить работу по линиям УМК, изъятым из перечня.

Во-вторых, специалисты корпорации уже продумывают специальные предложения и акции, которые позволят педагогам, пожелавшим остаться верными своим УМК, вовремя закупить необходимые книги. К счастью, в фондах корпорации есть достаточно запасов, чтобы новый перечень не стал большой проблемой для учителей и учеников.

В-третьих, если уж переход для вас неизбежен — то их специалисты подскажут, на какую линию удобнее всего перейти именно вам, какие использовать электронные ресурсы, на что обратить внимание и куда обратиться в случае затруднений.

Наконец, корпорация ведет работу, чтобы нужные и полезные, уникальные, легендарные учебники вернулись в перечень. Судя по рейтингам, экспертным заключениям и вашим отзывам, изъятие многих линий УМК было чистым недоразумением. Исправить ситуацию — дело чести. Впереди три года, чтобы защитить ваше право преподавать так, как вам удобно. Все, что требуется от вас, — сохранять спокойствие и ждать возвращения учебников.

Надеяться на лучшее

Каждый педагог знает, почему он выбрал тот или иной учебник — знает его достоинства, смыслы, уникальные черты. Каждый книгоиздатель тоже уверен, что его работа хороша — особенно если об этом говорят результаты подробнейшей экспертизы. А хороший учебник никогда не пропадает всуе: он через два-три года возвращается — и вновь радует нас и помогает учить детей.

Мы уверены, что вы не станете предпринимать никаких нелегальных мер. Нельзя игнорировать закон, каким бы он ни был: новый федеральный перечень — это данность, наша задача — принять ее и побеждать с тем, что имеем. Однако никто не запретит нам сражаться за признание качества нашей работы. Впереди новые экспертизы, заключения, комиссии, упорная работа и, надеемся, успех. Лучшие учебники должны вернуться в школу — и мы убеждены, что они вернутся.

Александра Чканикова

материал https://director.rosuchebnik.ru

Комментарии

Комментариев пока нет